«Парень, который меня обижал, стал лучшим другом». Как ЮНИСЕФ в Беларуси помогает создавать дружественную и поддерживающую атмосферу в школах

С Олей полгода не общались лучшие друзья. Вместо этого обидно подшучивали и придумывали неприятные прозвища, а в соцсетях к изображениям животных приделывали голову девочки. Влад столкнулся с травлей, когда переходил из школы в школу – семья парня часто переезжала. Лера из-за обидных комментариев сильно похудела – в итоге начались проблемы со здоровьем. Дети и подростки откровенно рассказали, что значит для них буллинг и как они уже 2 года создают дружественную и поддерживающую среду в школах.


Идем по непривычно широким для леса дорожкам. Слева – беседка, в ней ребят 10: «Костер в 9, а потом сразу отбой» – долетает обрывок фразы. Проходим дальше – на цветных домиках висят таблички «Лесной» и «Озерный». Значит, пришли – именно здесь договорились пообщаться с подростками, которые согласились поговорить о буллинге и о том, как можно создать дружественную атмосферу в школе.

Сегодня мы приехали на фестиваль «Школа, свободная от буллинга» в Национальный детский образовательно-оздоровительный центр «Зубренок».  2-х дневное выездное мероприятие организовали Детский фонд ООН (ЮНИСЕФ) в Беларуси и БГПУ, чтобы подвести предварительные итоги совместной программы «Буллинг? Не в моей школе». Пилотная программа рассчитана на 5 лет, пока прошло 2 года. Сейчас очень важно понять, какие результаты показал проект, и услышать от самих детей – что работает эффективнее всего, и что нужно дорабатывать и улучшать.  

На фестиваль приехали девочки и мальчики из 26 школ со всей Беларуси, где была введена экспериментальная хорватская модель борьбы с буллингом (адаптированная под белорусские условия). Она хорошо зарекомендовала себя в странах Европы. В школах Хорватии, где она была внедрена, количество фактов буллинга сократилось в два раза.  

­­– Я столкнулась с буллингом, когда два года назад меня начали обзывать толстой, – рассказывает Лера после знакомства. Отходим от шумной толпы и садимся на лавочку. –  Меня не то, чтобы обзывали. Но было в некоторых ситуациях неприятно. «Лера тяжело прыгает на физкультуре». Ты приходишь домой и думаешь: «А почему я тяжело прыгаю?» Такие комментарии привели к тому, что я очень сильно похудела. Это были изнурительные тренировки, питание на 1000 ккал в день. Появились проблемы со здоровьем. Я поняла: надо что-то делать. Я обратилась к психологу. Она сказала, что у нас как раз в школе проводится проект против буллинга. И мы начали совместную работу. Когда я сама столкнулась с проблемой буллинга, захотела изучить ее подробнее. Провела исследовательскую работу в своей школе. Тогда я поняла, что огромное количество детей сталкиваются с буллингом: около 70 процентов из тех, кого мы опросили. Это дети от 12 до 14 лет.

В 2018 году ЮНИСЕФ в Беларуси провел исследование на тему насилия в школах. Оказалось, что каждый второй школьник подвергается там психологическому насилию от сверстников. Подростки сталкиваются с травлей и буллингом и в онлайн-пространстве. По результатам совместного опроса ЮНИСЕФ в Беларуси и МТС, более 30% детей сталкивались с запугиваниями и травлей в интернете. 

В рамках проекта «Буллинг? Не в моей школе» проводится диагностика насилия и буллинга в школах, о проблеме сообщают родителям и работникам школ, устанавливаются четкие правила в поведении и общении. На всех этапах работает ментор – внештатный участник образовательного процесса. Он становится связующим звеном между работниками школы, детьми и родителями, потому что сохраняет свежий взгляд на привычные для коллектива вещи. 
 
Дети – активные участники проекта. Именно они решают, какие способы помогают создать дружественную среду в школах. Взрослые только предлагают и направляют. В некоторых школах это тренинги по противодействию буллингу, тематические кинопоказы, в других – волонтерские отряды. В Боровлянской школе №2 дети придумали YouTube ток-шоу «Говорить о проблемах не стыдно», в Солигорске в школе №2 создали Anti-Bullying Organisation (подробнее можно узнать здесь).

В нашей школе мы создали психологический театр, – рассказывает Владислав. – В постановке «Гадкий утенок» я сыграл главную роль. Она стала для меня автобиографической. Я часто менял школы из-за переездов, и в каждой новой сталкивался с буллингом со стороны одноклассников и старшеклассников. Гадкий утенок вроде и не плохой, но над ним издевались. Я тоже не был плохим, всегда пытался дружить, но все равно появлялись издевки и подколки. Я пытался с этим бороться, но это или проходило само по себе, или я учился адаптироваться. Буллинг, как в истории про утенка, так и в моей жизни, исчез. Мы показали постановку на всю школу. На детей это произвело впечатление. Никто не смеялся, все сидели с серьезными, даже грустными глазами.

Подростки на фестивале приятно удивляют. Очень точно рассказывают про буллинг, про его виды. Знают, что это не «разовый конфликт» и что терпеть и носить в себе проблему не надо.

 У нас в каждом классе выработаны специальные правила, – с энтузиазмом рассказывает Аня. –  Каждый должен написать свое правило. В нашем классе это: не унижать, поддерживать. Если не выполняешь – лови штраф. Это дополнительный день дежурства, можем что-то другое придумать совместно. Еще есть правило давать списывать и помогать друг другу, – смеется Аня. – Это, конечно, работает не совсем так. Просто надо объяснять другу, если он не понял. На каждой двери, на каждой стене у нас в школе наклейки с напоминаниями. Даже случайно когда поднимаешься по лестнице – случайно смотришь. Это классно.

Идем к беседкам – там ребята начнут обсуждать, какие правила в школах должны действовать, чтобы было комфортно учиться – без подтруниваний, скрытой агрессии и обидных высказываний. Эти правила станут своеобразной «Конституцией» для школ.

Основная акция, которая проводится в нашей 146 гимназии в Минске, это «Живая библиотека», – охотно делится Валерия. – Она практикуется не только у нас в школе, но и по всей Беларуси. Изначально движение появилось в Швеции. У нас оно проводится так: школьник может стать или живой книгой, или читателем. Живые книги – это те люди, которые хотят поделиться своими душевными переживаниями, увлечениями, интересами. Можно выбрать живую книгу, с которой ты хочешь общаться. У нас собирается 15 читателей в актовом зале, и начинают общаться. Цель – раскрыть живую книгу, помочь, если нужно. Развивать общение неформальное, потому что с развитием технологий мы больше общаемся в соцсетях.

Пока мы общались – стемнело. Вожатые ищут свои отряды и зовут в корпуса – совсем скоро отбой. Шумная толпа растекается по домикам, но в сторонке остается девушка. «Я свою историю тоже хочу рассказать. Это важно».

В классе 6-ом у нас была компания друзей – 6 человек, – робко начинает Оля (имя героини изменено). – Потом, я помню, мы пошли в магазин, и меня не подождали. Я сама сходила, нашла ребят, а они говорят: «Все, ты больше не в нашей компании». Просто без причины, на ровном месте.
Я такая: «Ну, ладно». Но меня пробирает на слезы, потому что я эмоциональный человек.  На следующий день все резко перестали со мной общаться. Это продолжалось где-то полгода. При этом меня пытались задеть: какие-то прозвища обидные придумать, задеть мою внешность, мою фигуру. В принципе мое поведение. Говорили, что я какая-то не такая. В социальных сетях к разным животным приделывали мои фотки. Вот – это Оля. Я приходила домой, у меня начинались истерики из-за этого.

Оле и сейчас тяжело говорить про это, хотя прошел год. Голос дрожит и накатывают слезы.

Однажды я не выдержала и рассказала все маме, – Оля немного успокоилась и продолжает. – Я уже не могла все это терпеть – ни физически, ни морально. В итоге состоялся разговор с классной руководительницей и с мальчиком – главным заводилой. Когда с ним начали говорить, он сам начал плакать, ему стало страшно. И только тогда это закончилось. Сейчас мы просто не общаемся.
Сейчас бы я все сделала по-другому. Не реагировала бурно на комментарии, как советовала мама. И рассказала бы ей о ситуации гораздо раньше. Мне кажется, поддержка близких людей работает лучше всего в таких ситуациях.

Философия проекта «Дружественная среда» состоит в том, что результат невозможен без тесного взаимодействия – и ребят в школах, и педагогов, и родителей. При этом необходим системный подход в профилактике буллинга, включающий работу как с агрессором, так и с потерпевшим и даже свидетелями.

За два дня дети и подростки обсудили, какие правила хотели бы видеть в школах, какие права и обязанности, на их взгляд, должны соблюдаться. Ребята пришли к тому, что одни из самых важных ценностей – взаимоуважение и взаимопомощь. «Жесткого наказания быть не должно, – рассказывают старшеклассники. Тому, кто нарушил наши правила, нужно помочь, – отвести к психологу, поговорить». Дети предложили, чтобы в течении недели учителя наблюдали за детьми, а в пятницу собирались и разбирали проблемы. Чтобы дежурные не боялись и прятались, если они становятся очевидцами происходящего. Чтобы регулярно проводились опросы и анкетирование – так можно будет вовремя узнать, если кто-то страдает от буллинга.

Сейчас парень, который меня обижал в 5 классе, – мой лучший друг, – смеясь, рассказывает Егор. Мы смогли договориться и решить конфликт. Была группа детей, которые ко мне докапывались часто. Вот, Леша тоже в этой группе был.

Леша стоит рядом и тоже улыбается: «Дааа, было дело, не очень красиво себя вели. Но Егор не очень хорошо поступал».

Маленький был, не понимал, как правильно себя вести, – подхватывает Егор. – Сейчас у нас в классе проблем с буллингом нет. Если есть конфликт, то все быстро решается. К психологу можно обратиться. Дети сами часто договариваются, находят компромиссы. Я стараюсь вмешиваться, если вижу буллинг. Потому что это выглядит не круто, когда группа людей одного ребенка – мальчика или девочку – обзывают, толкают, пинают. Нужно решать проблему как можно быстрее. Просто объяснить, что так делать нельзя. Стараемся.

Главный результат фестиваля – проект будет расти и развиваться. Чтобы такие дети, как Оля или Влад, не сталкивались с буллингом, учились и развивались в дружественной среде, где оскорблять и обижать просто «не модно».

Эксперименту жить. Я верю, что впереди у него ответственные важные шаги, – комментирует Елена Васильевна Головнева, заместитель начальника управления социальной, воспитательной и идеологической работы Министерства образования РБ. – Что мы сможем включить модель в нормативные акты и внедрить в практику всех учреждений образования страны. Сейчас 26 школ участвуют, и мы будем работать с ЮНИСЕФ, с Институтом психологии БГПУ над тем, чтобы в следующем году увеличить число площадок.